Иконописная мастерская Живая Традиция

Домой    Росписи    Иконы    Тексты    Контакты
РУССКИЙ | ENGLISH

Тексты

Заметки о роли образа в церкви

Опубликовано в журнале Джорданвилльской Свято-Троицкой Семинарии "Троицкое наследие" №2 • 2 0 1 0, стр. 44- 51

Первое, что удивляет впервые входящего в православный храм, это необычный интерьер. Странным кажется даже не столько отсутствие кресел и других привычных предметов общественного удобства, сколько заданная направленность пространства, его неравнозначность. Войдя в православный храм, человек сразу попадает в иерархическую структуру, создаваемую архитектурой и изображениями . Эта много веков формировавшаяся комплексная пространственно-образная система через формы и образы сразу перестраивает наше мироощущение, даёт чёткий настрой на молитвенное предстояние. Когда долго ходишь в один храм, к этому начинаешь привыкать и уже не отдаешь себе отчет в том, как происходит твоё "малое преображение". Как, даже не приложив сознательных усилий, переступая порог храма внутренне собираешься и отрешаешься, как бы вставая на нижнюю ступеньку в иерархии образов.

Храм как дом Божий, как образ Небесного Иерсалима и всей сотворенной Вселенной упоминаются у святых отцов не случайно, - вся долгая история христианского храмостроительства может быть описана как история создания материальных образов Дома Божия на Земле. Такая задача до христианства не ставилось ни в одной религии. В античности, как в большинстве других древних религий, человек строил храм не как образ дома Божия, но как место физического пребывания божества. В Ассирии и Древней Греции, как и в огромном большинстве других верований, строитель храма сооружал для своих воплощенных в статуях божеств достойное место для поклонения и возвеличивания. Некоторые из этих храмов сохранились до наших дней, многие из них, например афинский Акрополь, и сейчас восхищают нас своей удивительной красотой и гармонией. Но идеальная гармония и выразительность земных образов, прекрасные формы и идеальные пропорции были для древних греков фактически божественными атрибутами, тогда как в христианском храме красота есть лишь средство, инструмент или знак.

Здание храма, как и икона, не создается для любования или восхищения. Ни труд архитектора, ни труд художника-иконописца, не имеют самостоятельной ценности в церкви, но традиционно носят подчиненный характер. Как музыканты в большом оркестре, как сотрудники какого-нибудь огромного ведомства, зодчий и иконописец, формируя литургическое пространство, в идеале должны вместе работать над решением одной глобальной задачи, - создания такого храма, который был бы самым прекрасным образом дома Божия в конкретных условиях. И качество этого пространства определяется отнюдь не количеством золота и цветных мраморов, но гармонией, единством и выразительностью всех частей храмового пространства. Перенасыщение интерьера храма золотом и прочими украшениями создаёт ощущение китча и безвкусицы.

В Средние века эта задача согласования архитектурной формы и живописного убранства решалась очень по-разному. Из летописных источников нам известно, что архитектурная форма здания храма выбиралась тогда при строительстве отнюдь не произвольно, и даже не по принципу ее собственной красоты. Строительством храма коллегиально руководили архитекторы, художники и церковные иерархи, сообща отыскивая для богословских вопросов наилучшие решения в формах и образах. Потребовалось несколько веков совместных поисков, чтобы взятая за основу римская базилика, постепенно трансформируемая в соответствии с богослужебными задачами примерно к 11 веку превратилось в привычный нам тип крестово-купольного храма.

Крестово-купольные церкви мы можем встретить во всех восточно-христианских странах, и несмотря на различия, в них сохраняется единый принцип организации пространства. Вкратце его можно описать так: гармоничная согласованность несущих и несомых элементов позволяют входящему ощутить стены и своды храма как единое пространство. Чтобы сделать впечатление более полным, храм украшают мозаиками или росписями, помогающими осознать реальность присутствия "облака свидетелей" вокруг нас, а также выстроить пространственную иерархию, присваивая разным частям здания разное значение.

Mosaic Image of Christ

Образы, украшающие стены и своды, пишутся по возможности просто, чтобы не затруднять молящихся разглядыванием мелких деталей и тонких переходов. Мозаики и росписи, будучи продолжением архитектуры, формируют пространство, они призваны настраивать на богослужение и возвращать к молитве. Созерцая образы подвижников и святых мы и сами дисциплинируемся, подсознательно стремимся им уподобиться хотя бы на время службы. Традиционно для храмового пространства изображения создаются в уплощённой манере, иконописец не изображает объём, но лишь обозначает его. Плоский фон, условное построение ликов и фигур обусловлены особой ролью, которая отведена образу в православном храме. Росписи и иконы не должны отвлекать молящегося, но должны лишь являть ему образ Невидимого. Чтобы создать такой образ, иконописец не должен писать реалистично, иначе наше воображение будет пытаться достроить увиденное и начать представлять ненужные во вневременном литургическом пространстве исторические детали и бытовые подробности. Отсутствие иллюзорной глубины создаёт впечатление, что всё изображённое на иконе происходит как бы перед её плоскостью, то есть в нашем пространстве. В то же время, древние иконописцы никогда не злоупотребляют вниманием молящегося в храме и умело продумывают не только каждый образ в отдельности, но и воздействие всего комплекса храмового убранства. Стенопись не должна брать на себя слишком много внимания. Древние фрески и мозаики подобны короткому конспекту - говорят только главное, поэтому даже краткого взгляда на образ достаточно, чтобы направить наши помыслы к Миру Горнему. Если же каждый фресковый лик будет слишком детальным, внимание входящего в храм будет рассеиваться и отвлекаться от иконостаса.

Archangel

Иконы в иконостасе и киотах имеют иное назначение, чем стенопись. Они пишутся для личного предстояния, для молитвы в диалоге и длительном созерцании, поэтому и метод работы над иконой выбирается более сложный, в соответствии с задачей. Для написания иконы дольше чем для фрески делается рисунок, чтобы как можно точнее заложить фундамент будущего образа, найти наилучшие возможные отношения между всеми составляющими образа, между образом и фоном. Для этого иконописец сначала работает почти прозрачной желтой охрой, - чтобы иметь возможность себя исправить и уточнить. Постепенно, по мере того, как выясняются крупные формы, можно переходить к более детальной проработке, писать черты ликов и складки одежд. Каждая деталь, от крупных до самых малых, находит своё место уже в рисунке, прежде чем начнётся позолота и работа цветом.

Золотой фон в иконописи используется довольно часто, хотя применение золота ни в коей мере нельзя считать правилом, - есть много прекраснейших древних икон, написанных совершенно без золота. Золото, пусть даже в минимальном количестве, подчеркивает вневременный характер образа, а его плоскостность и условность и не позволяет нашему вниманию расслабляться. Оно словно напоминает нам, что изображённое на иконе есть лишь подобие, - малый и рукотворный образ, от которого мы мысленно должны возноситься к Первообразу.

В музеях, пытаясь объяснить смысл иконописи на словах, экскурсоводы часто рассуждают о некоем тайном языке, о символичности цветов и каждого элемента в иконе. Это стремление понятно, - живя в XXI веке мы привыкли всё анализировать и оценивать умом, но икона как зрительный образ не может быть пересказана словами, - также как музыка, архитектура или любой другой род искусства. А символы в церковном искусстве действительно использовались, но это было намного раньше - в росписях катакомб. Кроме того, прежде, чем рассуждать о символах, мы должны хорошо понимать разницу между терминами знак и символ. Разница эта довольно существенна, ведь значение знака гипотетически может быть расшифровано, исходя из него самого, в то время как символ без предварительного знания его значения понять невозможно.

Использование символов в катакомбах было вынужденной мерой, к которой прибегали христианские художники для ого, чтобы ввести в обиход новые понятия. Как примеры таких символов обычно приводят изображения виноградной лозы и якоря, - в раннехристианском искусстве так обозначали Церквь. Рыба - символ Христа (аббревиатура первых букв слов Иисус Христос Сын Божий составляет греческое слово рыба), рыба, хлеб и вино - символ евхаристии, голубь - символ Святого Духа (единственный, пожалуй, символ, сохранившийся широком употреблении на протяжении всей истории церковного искусства) и так далее. Позднее, когда христианство приобрело официальный статус, символы были заменены реальными изображениями, но в некоторых случаях для краткости и выразительности художники стали прибегать к использованию знаков.

Например, привычный нам жест благословения, для античных греков и римлян означал - "Слушайте, я говорю". Причем двуперстие и триперстие, обсуждаемое разными христианскими конфессиями, когда-то соответствовали греческому и латинскому языкам.

Таким же понятным для древних христиан было использование ярко красного цвета одежд, как знака мученичества, а введение в композицию иконы даже небольших домиков и для несведущего зрителя может служить обозначением города. Пустыня может быть представлена одной горкой, а если действие происходит в помещении, то иконописцу достаточно в верхней части иконы протянуть покрывало - велум, и привычный к традиционным условностям иконописи человек уже понимает, о чём идёт речь. Таких знаков в иконописи с веками накопилось довольно много, но это лишь знаки, а отнюдь не "тайный" или "секретный" язык. Икона же пишется не как книга, которую нужно уметь читать или расшифровывать, в иконе прежде всего ценится образ.

Троица преподобного Андрея Рублёва или Богоматерь Владимирская обращаются к нам не через знаки или символы. Через икону Бог говорит с человеком на зрительном языке, иконописец же в данном случае выступает в роли инструмента. Как и всякий инструмент, человек может выполнять свою задачу по-разному, уделяя больше внимания тому или другому аспекту своего труда. Из истории церкви об иконописцах нам известно мало, но о них говорят нам их иконы и фрески. Так, мы оцениваем качество их труда по тем глубочайшим и удивительным образам, дошедшим до нашего времени, и понимаем, что не мог человек сам по себе, без глубокой веры и содействия Святого Духа создать такие изображения.

Параллельно с возникновения интереса к древним иконам за последние два века возрос интерес и к тем, кто их создавал. Возникло много мифов, - например, миф о том, что иконы могут писаться только на коленях, или что перед написанием каждой иконы необходимо поститься не менее 40 дней. Эти указания прекрасны, они говорят нам о форме, которая призвана способствовать углублению духовной жизни, но они не говорят нам о том, как должен писаться сам образ. Очень часто современный иконописец, окрылённый древними текстами, прилагает все свои усилия, чтобы как можно точнее выполнить "букву закона", забывая, что наши предшественники кроме соблюдения себя в чистоте и молитве, много лет учились своей профессии на практике. Нам известно, что иконописцы работали в бригадах, где подмастерья в течении многих лет выполняя всё более сложные задачи постепенно становились мастерами.

В наше время период обучения, случается, сильно сокращают, вместо нескольких лет человек посещает два-три семидневных курса и после этого считает себя хорошим специалистом. Но дело даже не в количестве дней или лет обучения, а в отношении к работе. Несмотря на то, что иконописцы кормились своим трудом, древние иконы никогда не несут на себе следов унификации и сознательного упрощения. Наоборот, даже на иконах 19 века каждый образ несет на себе печать внимательного творчества. На древних иконах мы нигде не встретим так привычного в наше время самоуверенного профессионализма, и даже иконы матушки Иулиании Соколовой, которая по праву считаетс основательницей Сергиево-Посадской иконописной школы, удивительно трепетны и живы. Видимо, здесь сказывается разница в отношении. Сама матушка Иулиания тщательнейшим образом изучала древние образцы, проникаясь жизнью и духом, с которыми они были написаны. И несмотря на то, что в своей книге она много раз повторяет фразу "иконописец должен убить в себе художника", все ее иконы и росписи лично прожиты и пережиты ею, видно, что они создавались в результате напряженного творческого труда. Нечто подобное мы можем видеть и в работах о. Киприана (Пыжова) в Джорданвилле, - при глубочайшем уважении к древней традиции, образы, которые создаёт архимандрит Киприан, всегда являются плодом духовного поиска и художественного творчества, слитых воедино.

Думается, что для того,чтобы ответить на вопрос о месте творчества в иконописании, можно уподобить иконопись словесной проповеди. Так, если мы будем пытаться воцерковить кого-нибудь с помощью цитат, дальше эстетического восхищения древностью дело, скорее всего, не пойдёт. Если же опыт библии и святых отцов станут частью нашей собственной жизни, если мы станем свидетельствовать о Боге на основе личного опыта, такая проповедь, несомненно, принесёт более серьёзный плод.

Как показывает опыт матери Иулиании и архимандрита Киприана, как начинающим, так и опытным иконописцам, изучение традиции совершенно необходимо. Но изучение не может ограничиваться только формами и приёмами, помогающими достичь внешнего сходства с образцом. Важно,чтобы икона перестала быть для нас памятником иконе, но стала живым средством проповеди о Христе и о Церкви, - ведь для этого образы и писались в православных храмах - с древности и до наших дней.

Филипп Андреевич Давыдов, иконописец

Тексты и ссылки:

  • Как выбрать и заказать икону

  • Выставки икон с нашим участием

  • Ссылки на тексты для учащихся

  • Иконологическая школа «Просопон». Источник текста: www.art-sobor.ru

  • Отзыв о выставке Icons

  • Как выбрать икону. Интервью с Филиппом Давыдовым для журнала Фамильные Ценности.

  • Мешающая красота. Доклад Ф.А. Давыдова на конференции журнала Храмоздатель (приложения к ЖМП)

  • Отзыв Ирины Языковой о работе Филиппа Давыдова и Ольги Шаламовой

  • Истоки современной иконописи

  • Иконы со стразами.

  • Как пишется икона - описание технологического процесса

  • Об украшении православного храма

  • "Об ответственности, лежащей на современных иконописцах"

  • Заметки о роли образа в церкви

  • "Богословие в камне"

  • Ссылки

  • Обмен ссылками

    Подпишитесь на Рассылку чтобы получать
    наши новости (англ. яз):